След возвращался обратно и исчезал в траве

1.1) В тайге растут ели, а так же кедры. Тоже дело, да не так бы сделать. В неведомой глуши, в деревне полудикой я рос. Кое-кто ушел, кое с кем мы договорились. След возвращался обратно и исчезал в траве, окаймляющей песчаный берег.

2) Косогор, пересекая зону лесов, парчовый, шорох, задумчивый, травосеяние, пенёчек, одуванчик, скачок, мышонок, стережет, бережет, течет, серебряный, машинный, оловянный, юный, построенный, заново, досуха, начисто, слева, навзничь, вскачь, горяч, плач, туч, беречь, прочь, лишь, отметитесь, будите, кое-как, мало-помалу, по-зимнему тепло, рассмешил до слёз, что бы такое предпринять, во что бы то не стало, в течение урока, тоже не отстает, в последствие вспомню, полдела сделано, пол Азии, пол-литра масла, пол остатка разделить, фабрично-заводской, не смотря на звонок.

2.1) А здесь все было по-старому. Всё-таки не променял бы я своего несчастья на их счастье. Чтобы лучше узнать ее, он стал задавать вопросы. Двое спустились вниз незаметно. Пчеловод жил на окраине деревни, у самой рощи
.
3) Поднялась града гор, пришел, течет, тяжело, сучок, бережет, рассчитаюсь, восстание, досыта, настежь, нужно сделать, наотмашь, беречь, отрежь, тушеный картофель, соленые огурцы, связанная кофточка, испеченный калач, вдали, на северо-западе, где-нибудь, так как, потому что, как будто, тоже самое, где-то, что бы сказать, мал, зато дорог, так ли нужно делать, по-летнему греет, по летнему лесу, полстола, пол окна, пол-Искитима, пол ленты, кое о чем поговорим, в-пятых, впереди.

3.1) В непроглядной тьме, как ни в чем не бывало, некоторый, ни о ком, не смотря на, не имели бы в себе ничего смутно, нежданно-негаданно.

. . . все ваши любимые книги онлайн

Такая меня злость взяла, что я прямо на людей смотреть не могу, хуже волков они мне кажутся. «Будьте вы, — думаю, — прокляты! Коли среди вас правды нет, я теперь сам, один жить буду». Ударился я в тайгу, чтобы человечьим духом и не пахло. Шкурок набью, на припасы у бродячих купцов выменяю — и опять в тайгу. Совсем я тогда одичал. Разве когда к Нефёду на заимку забреду. Я его как–то от медведя вызволил, он это помнил и всегда меня привечал. Ну, у него долго не заживался, потому сам он бился как рыба об лед…

Промышлял я по Большой Черни, к югу до Белухи доходил, в Чуйских степях побывал, а в тринадцатом году надумал за Телецкое озеро перебраться. Слух такой шел, что там на Корбу ближе к Абакану соболя водились. Сборы мои недолгие: винтовку под руку, мешок за плечи, костер залил и пошел. У Кебезени перебрался через Бию, а дальше — где по берегу, где тайгой — иду вокруг озера. Места красоты неописанной, зверя много, а глушь такая, будто из всего человечьего племени ты один на земле остался.

В самую лютую зиму очутился я на Большом Абакане. Места такие, что вроде человек там сроду и не бывал. И вот однова сижу я ночью у костра, подремываю. В тайге завсегда тихо, а тут будто и вовсе все вымерло.

И вдруг чую — шум, треск. Не иначе, как шатун. Подхватил винтовку, жду. А из–за деревьев вываливаются двое.

Читайте также:  Рисуем слона и жирафа 1 класс

«Стой! — кричу. — Не подходи! Кто такие?»

А они на винтовку и не глядят, прямо к костру, чуть не в огонь лезут. Жутко мне стало, страсть! Не иначе, думаю, как варначьё — беглые с каторги. Навалятся сейчас, пристукнут — и весь разговор… А по виду они и есть: одежонка никудышная, драная, заросшие оба, лохматые, одни глаза только и видать… Усы да бороды в сосульках, руки крючьями торчат — видать, вовсе прозябли.

Один, который поменьше, увидел, что я винтовку наготове держу, улыбнулся и как–то не совсем по–нашему говорит:

«Вы, — говорит, — не бойтесь. Зачем бояться? Мы вас резать не будем… Как думаешь, товарищ Сергей, не будем?»

Тот мычит, с усов сосульки обрывает.

«А я не боюсь, — говорю. — Я и сам зарезать могу, в случае чего».

Это я уж так, для храбрости сказал, чтобы их попугать, а себя подбодрить, потому как сам–то здорово опасался.

«Правильно! — отвечает меньшой и смеется. — Только нас резать выгоды нет. Ничем не разживешься…»

Копирование материалов сайта www.bookol.ru
допускается только с письменного разрешения
администрации сайта.

Информационная продукция сайта
запрещена для детей (18+).
© 2010 -2019 «Книги онлайн»

  • ЖАНРЫ 359
  • АВТОРЫ 256 140
  • КНИГИ 586 591
  • СЕРИИ 21 774
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 542 500

Будь плот тяжелее или шпагат менее прочным, все бы кончилось на первом рывке, а тут дело обернулось иначе. Странная добыча сама поймала Пашку. Он спохватился, когда плот был уже на середине озера и его начало дергать из стороны в сторону. Размотать натянутый мокрый шпагат уже не удалось. Проще всего было бы обрезать закидушку, но у Пашки не было ножа, да ему и жаль было упустить пойманную им неведомую рыбину. И он поминутно переходил от страха к надежде и от надежды к страху, не решаясь бросить плот и боясь на нем оставаться.

Мы подгребли к противоположному берегу — он оказался ближе — и понемногу начали подтаскивать добычу. Она сопротивлялась, но все же шла. У самого берега, когда на мелководье показались широкая темная спина и пятнистые бока, рыба опять забушевала, взметая фонтаны брызг. Однако мы все–таки выволокли ее на песок — и ахнули: такой крупной рыбины мы никогда не видели.

Пашка сказал, что ее нужно трахнуть камнем по башке, а то она отлежится и прыгнет обратно, однако сам подойти к ней не решался. Рыба хватала воздух широко открытым ртом, яростно хлестала хвостом по песку и подпрыгивала, но все слабее и тише. Пашка разыскал увесистый обломок ветки, издали огрел по голове рыбину; та перестала биться, а потом и вовсе уснула.

Рыба оказалась очень тяжелой, и я предложил сесть опять на плот и переправить ее по воде. Но Пашка сказал, что он предпочитает идти в обход по берегу, а то там опять кто–нибудь поймается и вовсе утопит. Мы стащили рыбу в воду и повели ее на буксире, как баржу.

Я первый увидел четкий след больших сапог. След входил прямо в воду и здесь был размыт, потом возвращался обратно и исчезал в траве, окаймляющей песчаный берег.

Вокруг было безлюдно, как и прежде, однако кто–то здесь прошел совсем недавно, так как след был совершенно четкий. Во всяком случае, он был оставлен не далее вчерашнего дня, иначе его бы смыло позавчерашним ливнем.

Читайте также:  Порт 8000 для чего

Что это за человек? Почему он оказался здесь? Знает ли он о нас и ушел ли он по своим делам или потому, что на озере появились мы? Если он видел нас, почему не пришел в лагерь.

Мы долго раздумывали над таинственными следами, потом вспомнили, что лагерь остался без присмотра, и заторопились домой.

Рыбу следовало выпотрошить и приготовить на обед, но нам хотелось показать свою добычу во всем великолепии. Наши скоро подошли и, конечно, восхитились огромной рыбиной. Пашка так расхвастался, что мне пришлось рассказать, как он сидел, скорчившись, на плоту и вопил: «Ой–ой–ой! Сейчас утону…» Все начали смеяться, а дядя Миша сказал, что это ничего, что боялся. Важно, что хотя и боялся, а не отступил. Таймень здоровенный, и с ним впору управиться взрослому. Настоящий хозяин озера.

Катеринка увидела мою спину и закричала:

— Ой, дядя Миша, поглядите, что у Кольки на спине!

И тут я вспомнил про свои алмазы, оставленные в кармане штанов. Кажется, мне не удалось сохранить независимое и равнодушное выражение на лице, но я был вполне удовлетворен, увидя восторг на лицах у всех.

Дядя Миша внимательно рассмотрел созвездие кристаллов и сказал:

— Очень хорошо! Отличный образец! Я думаю, это будет украшением вашей коллекции.

— Как? Разве это… — разочарованно начал я.

— Это превосходный образчик кристаллического кварца. Тебе посчастливилось найти крупные и очень чистые кристаллы, хотя ради этого не стоило обдирать спину: кварц — очень распространенный минерал.

Я был так разочарован и огорчен, что безропотно дал намазать свою спину йодом и даже не рассердился на Катеринку, которая сказала, что теперь я похож на зебру. Хорошо еще, что я не расхвастался и не брякнул насчет алмазов.

Таймень оказался жирный и вкусный, мы на славу пообедали.

— А как же он сюда попал, таймень? — спросила Катеринка, когда после обеда все прилегли отдохнуть.

— Трудно сказать. Может быть, ручей этот когда–нибудь был большим, а лососевые рыбы высоко ведь поднимаются для икрометания. Подняться поднялись, а вода спала, они здесь и застряли. Может, птицы икринки занесли. Вот и вырос такой «хозяин». Ловить–то здесь некому, безлюдье…

Тут я сразу вспомнил про следы:

— Дядя Миша! Тут люди есть… Мы видели следы. С той стороны озера.

— Кто там может быть? А ну, пойдемте посмотрим…

Мы обшарили все кусты вокруг следов, но никого и ничего не нашли. Генька внимательно рассмотрел отпечатки сапог на песке — он чуть не носом по ним водил — и сказал:

— Это хромой. На правую ногу. Видите? Отпечаток правой слабее и неполный… Конечно, хромой!

— Весьма возможно, — согласился дядя Миша. — Человек, однако, давно ушел, и незачем ломать себе голову над этими следами… Пошли в лагерь!

Но Генька, нахмурившись, о чем–то думал и не трогался с места.

— Вспомнил! — вдруг закричал он. — Это те самые. Дядя Миша, когда мы пошли вас ловить… — он покраснел и сбился, — то есть когда мы… ну, искали вас… за околицей были точь–в–точь такие самые следы…

Читайте также:  Служба активации windows 2012

— Опять ты выдумываешь! — сказал Пашка. — Ну, похожие — так что? Кто сюда потащится?

Конечно, Генька хватил через край. Следы в самом деле были похожи, но из этого ничего не следовало. Но что делал здесь этот человек и куда он девался. Мы вернулись в лагерь удивленные и озадаченные… Может, урочище вовсе не было безлюдным, здесь кто–нибудь жил и у круглого озера был настоящий хозяин, а не только Пашкин таймень?

На следующий день до первого привала мы шли вдоль стены, промеряя пласты и собирая образцы. Стена понемногу понижалась, потом перешла в увал, поросший пихтачом и елью. Постепенно сужающееся урочище замыкала высокая гора, сплошь покрытая лесом. Дядя Миша сказал, что возвращаться на прежний маршрут к реке слишком далеко, и мы решили перевалить через гору, чтобы потом продолжать путь на северо–запад.

В долине лес то и дело перебивался солнечными еланями,[11] поросшими густой, сочной травой почти в рост Катеринки. Дядя Миша, шедший впереди, внезапно остановился на окраине одной из таких еланей и предостерегающе поднял руку. Мы осторожно подошли, но ничего не увидели из–за высокой травы; было только заметно, что посреди поляны что–то движется. Дядя Миша подсадил Катеринку на дерево, она вскарабкалась повыше и быстро сползла обратно:

— Там спит рыжая корова, и около нее маленький теленочек… Хорошенький такой!

Конечно, это была не корова — откуда ей здесь взяться! — и нам всем захотелось посмотреть, но мы стояли неподвижно, боясь спугнуть неизвестное животное.

— Оно не спит, — сказал через некоторое время Генька, — оно дохлое. Видите, вороны…

На ветках ели, стоящей поодаль, уселись две вороны и о чем–то переговаривались, поглядывая на поляну. Потом прилетели еще и еще.

— Да, вороны, должно быть, почуяли падаль…

Прячась в высокой траве, мы поползли на поляну. Посреди нее лежало большое красно–рыжее животное, а возле топтался маленький, тонконогий рыжеватый теленочек с бурыми пятнышками на боках. Он то принимался лизать морду матери, то подталкивал ее головой, как бы стараясь разбудить, то неподвижно застывал, расставив тонкие шаткие ножки.

Подо мной треснула ветка. Испуганно вскинувшись, теленок бросился в сторону, наткнулся на Катеринку, и они упали. Катеринка обхватила его руками за шею, подбежал я, и мы удержали теленка.

— Это маралуха, — сказал Генька. — Я видел такую шкуру у Захара Васильевича.

— Да, — согласился дядя Миша. — Только она не дохлая, а убита каким–то негодяем.

Над глазом трупа зияла пулевая рана, с правой задней ноги была снята кожа и срезано мясо. Охотник не мог унести всю тушу, вырезал большой кусок и ушел. Тогда, наверно, притаившийся мараленок и прибежал к матери.

Ради куска мяса было убито большое, сильное животное, да и мараленок без матери неизбежно должен был погибнуть.

— Таких гадов надо в тюрьму сажать! — сказал Генька.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You may use these HTML tags and attributes:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>